COVID-19 – стратегия управления пандемией | СВЕЖИЕ НОВОСТИ

COVID-19 – стратегия управления пандемией

МОСКВА, 18 августа 2021, Институт РУССТРАТ.

Первая часть – здесь. Вторая часть – здесь.

Происхождение коронавируса SARS-CoV-2 вызывает ожесточенные споры среди ученых. Точку в этом вопросе, как это принято в доказательной медицине, сможет поставить только консенсус экспертов, которого мы вряд ли дождемся раньше, чем через 3-4 года.

Вместе с тем – имеет ли происхождение SARS-CoV-2 практическое значение для больного? Никакого. Для практикующего врача также. Вполне возможно, это лабораторная утечка. Однако постоянно подогреваемые публикации на эту тему очень способствуют формированию мнения о коронавирусе как о невиданном и опасном монстре.

Нагнетание страха способствует продвижению экспериментальных препаратов и других манипуляций этой управляемой пандемии. Фактом, который демонстрирует контроль за медицинскими публикациями, является следующий:

«Полногеномное секвенирование и филогенетический анализ демонстрируют, что коронавирус, вызывающий COVID-19, принадлежит к тому же подроду бета-коронавирусов, что и вирус тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС, или SARS) (как и несколько других коронавирусов летучих мышей), но к другому клайду.

Показано, что вирус, вызывающий COVID-19, для входа в клетку связывается с тем же самым рецепторов, что и вирус SARS, – ангиотензин-превращающим ферментом 2 (АПФ2, ACE2) (Zhou P. et al., 2020)».

Эта публикация вызвала ажиотаж среди практикующих врачей, потому что сразу возникли вопросы о целесообразности приема кардиологических препаратов, блокирующих АПФ2. То есть возникла угроза кардиологическому фармбизнесу. Практически мгновенно появился консенсус, доказывающий отсутствие влияния применения этих препаратов на проникновение коронавируса в клетку. Больше этот вопрос не поднимался в СМИ. Этот консенсус отражает реальную ситуацию, т.е. действительно так и есть.

Однако удивляет скорость реагирования и то, как жестко была закрыта эта тема. Если происхождение коронавируса до сих пор активно обсуждается, причем количество публикаций в пользу естественного его происхождения приблизительно соответствует количеству публикаций в пользу искусственного, то не исключено, что это выгодно тем, кто контролирует всю информацию по этой пандемии.

Сегодня преобладают публикации, в которых различные специалисты уверяют, что появился новый неизвестный науке страшный монстр – новая коронавирусная пневмония. Некоторые из них утверждают, что это пневмонит. Пневмонитом, согласно принятым диагностическим критериям, мы обычно называем поражение легких при ДБСТ (диффузных болезнях соединительной ткани) – системной склеродермии, системной красной волчанке и т.п.

Что такое обычная пневмония? Пневмонии – это группа различных по этиологии, патогенезу, морфологической характеристике острых инфекционных (преимущественно бактериальных) заболеваний, характеризующихся очаговым поражением респираторных отделов легких с обязательным наличием внутриальвеолярной экссудации.

Кстати, по данным Европейского респираторного общества, летальность от обычной пневмонии среди госпитализированных в Европе составляет в зависимости от возбудителя: пневмококк – 12,3%, легионелла – 14,7%, стафилококк – 31,8%.

При коронавирусной пневмонии поражаются альвеолярные перегородки, поэтому процесс называется диффузным альвеолярным повреждением. Когда-то такой процесс в легких мы называли атипичной пневмонией, в 2009 г. называли вирусно-бактериальной пневмонией, сегодня называем неизвестным монстром (коронавирусом).

В 2013 г. международный консенсус определил это состояние, как интерстициальная пневмония. Симптомы заболевания, рентгенологическая и патологоанатомическая картина не изменились. Изменилась информация, подаваемая СМИ, медицинскими публикациями и онлайн конференциями для врачей.

Конечно, разброд мнений среди экспертов (в том числе проплаченный) вызывает тревогу среди врачей, противоречивые заявления иностранных специалистов сеют панику, неуверенность, сбивают с толку. Проблема в том, что все интерстициальные болезни легких – самый сложный раздел пульмонологии, и в них плохо ориентируются все другие специалисты.

Несколько слов о том, что совершенно новый, неизвестный науке патофизиологический ответ нашего организма на внедрение агрессивного агента в принципе невозможен. Такой ответ жестко детерминирован теми биохимическими реакциями, которые обеспечиваются наличием внутри наших клеток и в межклеточном пространстве четко определенных химических (биохимических) веществ.

Если внутри организма появляется странная клетка, мгновенно запускается механизм апоптоза (программируемая гибель клетки). В тех случаях, когда апоптоз не срабатывает и начинают расти дефектные клетки, все гистологические версии таких клеток у нас уже классифицированы.

Если вы вспомните примитивную школьную химию, то поймете, что варианты ответов химических реакций жестко ограничены. Внутри организма они еще ограничены механизмом, который называется гомеостаз (постоянство внутренней среды). Так что «новая коронавирусная пневмония» – это мистификация.

Хотя никто не отрицает, что у этой патологии есть некоторые детали, отличающие ее от других. Как и у любой другой патологии. Однако существенным моментом для клинициста является другое. Аксиома, что надо лечить не болезнь, а больного заключается в том, что для пациента, у которого имеется сопутствующая аллергия и для пациента, который недавно перенес аорто-коронарное шунтирование, подходы к лечению инфекционного заболевания различны.

Поражение сосудов при COVID-19 также не является чем-то уникальным. Все вирусы повышают проницаемость сосудов и вызывают воспаление сосудистой стенки. Поэтому любая вирусная инфекция может вызвать осложнение в любом органе. Миокардиты после ОРВИ известны больше 30 лет, аутоиммунные поражения после вирусных инфекций, и даже инсульты после ОРВИ известны больше 30 лет.

Ничего кардинально нового или уникального в осложнениях коронавирусной инфекции нет. Этот факт – главная причина, по которой я взялась за публикацию на тему о COVID-19. Именно эту мысль просили меня донести мои коллеги.

Принципиального значения механизм проникновения вируса в клетку также не имеет значение, потому что (повторюсь) у нас в эпидемию свиного гриппа было эффективное средство, блокирующее проникновение вируса H1N1 в клетку – озельтамивир (ингибитор нейроминидазы). Тем не менее, его одного было недостаточно для спасения жизней в пандемию 2009-2010 гг.

Для лечения пневмонии свиного гриппа мы применяли антибиотики, и именно антибиотики спасли миллионы жизней во всем мире. Поэтому одного этиотропного лечения при таких процессах всегда недостаточно, и даже самое эффективное противовирусное средство кардинально проблему сегодняшней пандемии не решит.

Кстати, профилактическое противовирусное лечение, необходимость которого нам активно пропагандируется фармацевтическими компаниями, также проблем с пандемией не решит. Эффективность такого лечения находится на уровне плацебо, а гепатотоксичность (повреждение печени) всех противовирусных средств велика. Так что заболевание лучше встретить со здоровой печенью, потому что это один из главных органов нашей защиты.

Основной проблемой является то, что нас пытаются сбить с толку и внушать нам, что «каждый день открываются новые интерпретации его поведения и механизмов заражения организма, как и методов лечения. Поэтому, по сути, мировая система здравоохранения работает в режиме онлайн-обучения и без надежной теории пытается справиться с эпидемией с колес».

Американцы говорят: «Если ты владеешь концепцией, тебя никто не собьет с толку». Каков бы ни был механизм заражения, в ответ на внедрение любого чужеродного агента, как уже упоминалось, у нашего организма имеется один универсальный системный неспецифический воспалительный ответ. И другого механизма защиты нет. Именно такой ответ существует столько же, сколько существует человечество. И реализуется он через активацию иммунной системы, в том числе эндотелием (внутренняя стенка) сосудов.

Нас пытаются убедить, что «по сути, мировая система здравоохранения работает в режиме онлайн-обучения и без надежной теории пытается справиться с эпидемией с колес». Что значит «в режиме онлайн-обучения?».

То есть под лозунгом «спасти человечество» фармацевтические компании разрабатывают лекарственные препараты за счет средств налогоплательщиков и тут же бесплатно на них же и испытывают.

Не удивительно, что «Пфайзер» лидирует среди этих компаний. Врачи сбиты с толку противоречивыми и постоянно меняющимися рекомендациями по лечению, большинство из них удалось убедить в отсутствии эффективных схем лечения от коронавирусной инфекции, поэтому они назначают эти экспериментальные препараты.

Анна Иванова

 


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*